О чем договорится «Нормандская четверка»

28-11-2019, 16:00   0

О чем договорится «Нормандская четверка»События, произошедшие на протяжении последних трех месяцев, вселяют некую надежду на окончание войны в Донбассе. Украина согласовала «формулу Штайнмайера» (хотя там не обошлось без нюансов), было завершено разведение сил и средств в Станице Луганской, Золотом и Петровском, и даже был открыт станичный мост. Украина делала все для того, чтобы встреча в «нормандском формате» состоялась. В результате встреча, которая ожидалась еще с 19 декабря 2016 года, таки была назначена на 9 декабря 2019 года.

Если для президента Украины Владимира Зеленского встреча в «нормандском формате» – это, практически, вопрос жизни и смерти, по крайней мере политической, то главы трех других государств явно четко понимают, зачем они едут на эту встречу. Политики мирового уровня не станут собираться на подобных встречах, если четко не понимают, чего они этой встречей могут добиться.

Примечательно, что Зеленский считает проведение саммита своим огромным достижением. В какой-то степени да, но скорее это говорит о том, что рейтинги украинского президента стремительно падают, и ему нужны «громкие победы» на международной арене.

Можно отметить, что в данной ситуации точно добилась успеха Россия. И совсем не потому, что на этой встрече можно будет о чем-то договориться, хотя эту возможность тоже не стоит отвергать, правда, важно подчеркнуть, что договоренности с Украиной последних лет не являются надежными, ведь если бы эта страна всегда выполняла то, о чем она договорилась, то «нормандского формата» и «формулы Штайнмайера» вообще бы не существовало. На данный момент главных успехом Российской Федерации является то, что Украина, готовясь к проведению саммита, выполнила все предварительные условия Москвы.

Чего хотят стороны?

Казалось бы, встречу, которой все так ждали, должен ждать оглушительный успех. Но, стоит отметить, что как российские, так и украинские политики и эксперты глубоко скептически относятся к перспективам переговоров, отмечая полное несовпадение позиций и интересов сторон.

Франция и Германия желают, чтобы конфликт в Донбассе как-нибудь уже закончился, но при этом Россия не выиграла, а Украина не проиграла.

Интересами Луганской и Донецкой Народных Республик они не задумываясь готовы пожертвовать, но при этом они явно не хотели бы, чтобы в Донбассе начались массовые этнические чистки, и стали открыто ущемлять гражданские права миллионов русских, проживающих в ЛНР и ДНР. В отличие от Киева, в Париже и Берлине понимают, что подобного рода действия дадут России безупречный повод для вмешательства, а когда и как она им воспользуется – останется только гадать. Кремль уже полтора десятилетия удивляет «западных партнеров» непредсказуемой эффективностью своего внешнеполитического курса.

Что будут обсуждать?

В первую очередь участники саммита будут обсуждать вопросы, связанные с новыми участками для разведения сторон конфликта в Донбассе. Ведь лишь полное разведение войск и прекращение войны станет основанием для начала полноценного переговорного процесса по вопросам, связанным с особым статусом ЛНР и ДНР, выборами, конституционными изменениями на Украине, амнистией и переходным правосудием, а также другими аспектами всеобъемлющего урегулирования. Исходя из этого, уже сейчас уместно начать обсуждение, касающееся ряда проблем, которые, вероятнее всего, станут наиболее острыми в следующем году.

Стоит отметить, что в примечаниях к «Комплексу мер по выполнению Минских соглашений» достаточно четко прописаны базовые параметры «Особого статуса», однако почти все они требуют уточнений. В частности, в этом документе зафиксированы следующие параметры: а) освобождение от наказания лиц, связанных с событиями, имевшими место в ЛДНР; б) право на языковое самоопределение; в) назначение глав органов прокуратуры и судов при участии органов самоуправления; г) договорные отношения между ЛДНР и Киевом относительно экономического, социального и культурного развития территорий; д) социально-экономическая поддержка со стороны Киева для развития ЛДНР; е) содействие со стороны Киева трансграничному сотрудничеству ЛДНР с регионами Российской Федерации; ж) создание местной народной милиции; з) невозможность досрочного прекращения полномочий депутатов, избранных на досрочных выборах согласно «Комплексу мер».

Также вышеуказанные пункты подтверждены и более подробно описаны в Законе Украины «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», принятом 16 сентября 2014 года, но до сегодняшнего дня не реализующемся на практике. Украинский парламент после принятия данного закона каждый год заново голосовал по

нему и вносил в него изменения. Стоит напомнить, что в нынешнем виде закон формально действует лишь до 31 декабря 2019 года.

Также в «Комплексе мер» во всех пунктах, связанных с «Особым статусом», отмечается необходимость прямого диалога между представителями донбасских республик и Киева.

Представители украинской стороны неоднократно заявляли, что вопрос, связанный с «Особым статусом» для ЛДНР, может решаться исходя из концепции децентрализации, которая сейчас реализуется на Украине. Однако этот вариант неприемлем для республик Донбасса, в силу того, что украинская децентрализация подразумевает реформу финансово-экономических взаимоотношений центра и регионов, но совершенно не затрагивает вопросы, касающиеся политической и социокультурной составляющей.

Нужна ли Киеву реинтеграция Донбасса?

Украине нужна пиар-победа. На реинтеграцию Донбасса Украина не рассчитывает в принципе. В сложившейся обстановке, когда украинские власти не могут справиться даже со своими радикалами, которых они же сами и вооружили в 2014 году, они с ужасом думают, во что превратятся остатки их власти, если в состав Украины войдут еще и республики Донбасса со своими структурами управления и Народной милицией, которая по численному составу, вооруженности, обученности и, самое главное, дисциплине, далеко превосходит национал-радикальные формирования и частные армии украинских олигархов вместе взятые. И не стоит забывать, что в Донбассе никто не испытывает «любви» к людям, которые на протяжении пяти лет целенаправленно обстреливали их города. Украинским политическим деятелям пришлось бы серьезно потесниться, а националисты не могли бы безнаказанно проводить акции по давлению на власть. Ведь если можно привести на Банковую полк национальной гвардии Украины «Азов», то можно привести туда же и любую из бригад армий ЛНР или ДНР, у которых в случае реинтеграции Донбасса в состав Украины был бы сопоставимый статус, а техники, вооружения и боевого опыта на порядок больше.

Для официального Киева реинтегрировать Донбасс – это все равно, что перенести гражданскую войну в столицу Украины. Пока война идет «где-то там», их в принципе все устраивает, – они не видят этого и не слышат, зато можно громко кричать о «российской агрессии» и попутно разворовывать бюджетные средства, обильно выделяемые на эту так называемую оборонительную войну. Поэтому украинские власти стремятся к громким заявлениям и далекоидущим инициативам, однако делают все возможное для того, чтобы условия для реинтеграции Донбасса никогда не сложились.

Международно признанный статус

По-настоящему прекращения войны в Донбассе среди стран-участниц нормандского саммита хочет лишь Россия. Как минимум Москва хочет обеспечить Народные Республики международно признанным статусом, который убережет ЛНР и ДНР от возможных посягательств Киева на их независимость.

Поэтому неукоснительное выполнение Киевом взятых на себя обязательств по выполнению Минских соглашений является принципиальной позицией Российской Федерации.

Что сейчас изменилось?

По сути – ничего. Поэтому встречу и согласовывали так долго, попутно принуждая Зеленского выполнить предварительные условия. Теперь, когда эти условия выполнены, все подстраховались от украинского «пиара», утвердив заключительный документ саммита.

Теперь, если вдруг президент Украины Зеленский, как он сам анонсировал, приедет и начнет требовать пересмотреть Минские соглашения, включить в повестку переговоров Крым или вопрос о транзите газа, то это будет значить лишь то, что украинская сторона абсолютно не уважает своих западных покровителей, игнорируя заключительный документ саммита «нормандской четверки».

Стоит отметить, что никакой парижский саммит не сможет отменить того факта, что Украина все ближе и ближе к своему распаду. И здесь идет речь далеко не только о Крыме и Донбассе. Украинский ментальный раскол рано или поздно приведет к тому, что страна прекратит свое существование, по крайней мере в нынешнем ее виде. Вопрос в том, в чьей зоне влияния будут находиться ее территории.

При любом развороте событий Минские соглашения позволяют России, сохраняя свободу рук и не затрачивая лишних ресурсов, вытеснить Запад с Украины. Поэтому они и безальтернативны. Другой столь же выгодный для Москвы документ подписать практически невозможно.

Западные партнеры давно осознали, что Россия их переиграла дипломатически, это даже в Киеве поняли, причем еще при Порошенко. А теперь же им остается только смириться.

Максим ЖУРАВЛЕВ