«Моя Русская Весна началась задолго до 2014-го», – Олег Попов

21-06-2019, 22:51   0

Немногие пока из представителей власти готовы открыто говорить о том, что было 5 лет назад. Ещё меньше из них готовы рассказать правду о лете 2014 года, но председатель комитета Народного Совета Луганской Народной Республики по вопросам государственной безопасности и обороны, работы правоохранительных органов и судебной системы, законности, защиты прав и свобод человека и гражданина Олег Попов как раз один из таких. Он рассказал нам о том, как началась для него Русская Весна, о своем видении нашего народного подъема, а также о том, как для него прошел период активных боевых действий.
«Моя Русская Весна началась задолго до 2014-го», – Олег Попов
«Начал я свою деятельность далеко до 2014-го, ещё в начале 2000-х годов, один из товарищей предложил мне проехать с ним на одно из собраний ветеранов и детей Великой Отечественной войны, что являлось «первичкой» одной из партийных организаций Коммунистической партии Украины. Во время собрания ветераны Великой Отечественной войны предложили мне вступить в их большей частью ветеранскую первичную организацию Жовтневого района, и так я пришел в политику», – начал свой рассказ Олег Попов.

До трагических событий в Донбассе в 2014 году Олег Попов являлся действующим депутатом Жовтневого района в Луганске от Коммунистической партии Украины. Олег Попов и его единомышленники уже тогда отстаивали социальные, экономические и политические интересы и права народа Донбасса, права русских, русской земли и одно из главных направлений политической деятельности – отстаивание права Украины вступления в таможенный союз.

«Моя Русская Весна началась не в 2014 году и даже не в 2012-м, а задолго до этого. В 2010 году я оказался единственным депутатом в городе Луганске, который, несмотря ни на что, подал свое депутатское обращение, чтобы запретили действия профашистской организации ОУН-УПА (организация, запрещенная на территории России) на нашей территории – на территории Донбасса и всей Украины. Депутатский корпус Жовтневого районного совета тогда поддержал меня единогласно (и депутаты Партии Регионов и депутаты Социалистической партии Украины в том числе) в моём обращении, чтобы моё обращение направили дальше, в Луганский областной депутатский корпус и затем в Киев, и примерно в это же время такое же обращение было в Крыму. Однако на заседании Луганского городского совета большинство депутатов Луганского городской совета (возглавлял его тогда печально нам известный Кравченко С.И.) отказались поддержать моё обращение, и предложение было отклонено. Именно тогда для меня и многих моих товарищей началась целенаправленная политическая борьба за Россию, за противостояние поднявшемуся на территории Украины фашизму».

УКРАИНСКАЯ ДЕСОВЕТИЗАЦИЯ И ПРОФАШИСТСКИЙ «ПАМЯТНИКОПАД»



Очередной важный этап в политической жизни Олега Попова и его участие в Русской Весне наступил, когда неофашисты начали свои вандалистские профашистские действия против памятников советским и русским героям, советской и русской истории. В народе это событие назвали «памятникопад», которое получило в фашиствующей на Украине среде свое развитие в 2013 и 2014 годах и, как показала совсем недавно Украина в Харькове, исторический вандализм и зверства продолжаются и сегодня. Тогда Олег Попов и команда небезразличных людей начала ездить по области и Украине и защищать памятники. Одними из первых ключевыми событиями для конкретных действий по противостоянию украинским неофашистам стали действия вандалов-депутатов Верховной рады Украины Швайко и Мирошник против памятников Ленину в Луганске, в городе Счастье, в городе Сумы и других городах Украины.

«Я, как гражданин и депутат в составе нашей команды спортивных и адекватных людей, встал на защиту наших памятников истории. Был даже случай, когда нам поступил звонок из города Сумы, когда туда приехали депутаты-нацисты. Основной действующей их силой стала, как и на Майдане, ведомая молодежь, которая под лозунгами фашистов воплощала их планы. Но мы успели приехать в Суммы и так отстоять памятник, что не памятник, а уже самих вандалов-депутатов Верховной рады Украины Швайко и Мирошника и их банду профашистов защищали от наших ответных действий на их нечеловеческий беспредел».

«КАК НА ШАХМАТНОЙ ДОСКЕ, У КАЖДОГО СВОЯ ЗАДАЧА»



Своими действиями наша команда показала всем остальным пример того, как нужно отстаивать свои права и историю, а также нанесли показательный и результативный удар по фашистам в Верховной раде Украины. Мы уже много раз рассказывали о том, как Русская Весна гремела по Луганску, поэтому перенесемся непосредственно в день, когда произошел штурм здания СБУ, а именно 6 апреля 2014 года. Во время знаменитых весенних митингов для многих сторонников Русского мира, Русской весны, России на тот момент оставалось загадкой, почему значительная группа десантников приходила на митинги, но стояла немного поодаль (через дорогу), но, думаю, многие и понимали, что у каждого своя задача – все, как на шахматной доске, у каждого своя задача, о чем все по факту и узнали 6 апреля 2014 года. Все знают и помнят, что именно десантники оказались движущей силой, которые приняли на себя ответственность и возглавили штурм и взятие на тот момент здание СБУ Луганской области.

«Я рожден в СССР, вырос на истории СССР и воспитан на ценностях, которые всем нам прививали в СССР – я русский человек и по душе и по национальности, которая была указана в моём паспорте СССР. Поэтому я всегда чтил и чту нашу славную и великую историю, всегда оставался русским и был одним целым с Русским миром, всегда отстаивал и защищал права наших людей – русских, славян. Мне и моим товарищам-единомышленникам довелось быть и в команде организаторов первых митингов в Луганской области и участниками всех митингов, посвященных сначала противостоянию насильственной украинизации и навязыванию профашистской и проевропейской русофобии, децентрализации власти, затем за вступление в таможенный союз с Россией и конечным нашим народным требованием стало объединение с Российской Федерации. Все это я делал потому, что это был мой долг как гражданина и как депутата, отстаивающего права граждан».
«Моя Русская Весна началась задолго до 2014-го», – Олег Попов
Именно во время митинга 6 апреля у памятника Т.Г.Шевченко поступил звонок, что значительная группа десантников пришла к зданию Луганской СБУ и ведет переговоры, но как будут развиваться события дальше, не известно. Митинг в одночасье был окончен, и все его участники двинулись к СБУ. Сначала были выдвинуты условия и велись переговоры, которые постепенно переросли во всеобщее недовольство действиями власти и СБУшниками, вот тогда и появились первые предметы противостояния вооруженным СБУшникам и сотрудникам МВД Украины. И сейчас предлагаем вам узнать, почему же сотрудники милиции и СБУ, у которых было более чем достаточно оружия для усмирения толпы, не пустили его в ход.

«Когда милиция с щитами и дубинками, а офицеры с табельным оружием стоя шеренгами начали оказывать людям отпор, защищая СБУ, мои товарищи, и я в том числе, начали проводить переговоры с командирами, объясняя, что здесь народ, но скоро здесь будет ещё больше народа и что противостоять огромному количеству народа милиция не сможет. Как аргумент, я говорил «возможно, сейчас подойдут и ваши мамы, папы, дети, что вы будете делать? Придут в 10 раз больше, чем вы сможете представить, оружие пустить в ход вы против народа не должны и не сможете», на что командиры отвечали «У нас приказ». Ну какой приказ? В процессе так сказать переговоров часть милиционеров ушла в сторону здания национального банка Украины в Луганской области, а часть осталась у здания СБУ, но, когда жители начали предпринимать конкретные силовые действия (первые камни), и было уже очевидно, что штурма не избежать, я и многие товарищи и единомышленники старались убедить всех, что действовать нужно без кровопролития. Милицию, конечно, мирно «подвинули» и она под напором жителей отступила от здания СБУ – переместились вправо к зданию архива, а затем и совсем растворилась, ведь, скорее всего, большинство милиционеров поддерживали народ, но выполняли приказы руководства и каждый из ребят-милиционеров понимал, что противостоять своим же друзьям, товарищам, соседям в законных требованиях неправильно и несправедливо. Когда во время толчка один из сотрудников милиции упал с парапета вниз и плохо себя чувствовал, я постарался привести его в чувство, защищая в том числе и от ударов уже разгоряченных людей, которые старались ударить и руками, и ногами, до того люди были уже возмущены. В этот момент то же делал и другой паренек (приводили в чувство милиционера и защищали его), с которым мы познакомились позже и в последующем стали товарищами. Кто-то действует руками, кто-то – словами, вот и я должен был действовать как руками, так и словами, не забывая, что как я человек, так и сотрудники милиции люди, а не машины и не роботы».

После захвата СБУ Олегу Попову команда единомышленников предложили поставить большую военную палатку возле здания СБУ и организовать поддержку обороны уже нашего, народного здания СБУ. Ему привезли палатку и буржуйку (ночи были холодными) и так вышло, что именно эта палатка по решению руководства, находившегося в здании СБУ (данное распоряжение Попову Олегу дали Геннадий Цепкалов и Павел Дремов), стала штабом обороны палаточного городка, в котором к тому времени уже стояли и палатки Стаханова, Первомайска, Краснодона, Красного Луча, Ровеньков, Алчевска, Счастья и других городов будущей Республики. В течение двух дней в палатку приходил Андрей (ответственный от здания СБУ за палаточный городок), но через два дня Геннадий Цепкалов сказал Олегу Попову, что он назначается комендантом палаточного городка.
«Моя Русская Весна началась задолго до 2014-го», – Олег Попов

«Мне сказали наладить работу городка, ведь без поддержки народа, какая ни была бы крепость, её можно взять. Со третьего дня после взятия СБУ моя задача была – обеспечение жизнедеятельность палаточного городка: обеспечение материалами, кухней, ресурсами, но благодаря тому, что мы работали одной слаженной командой, все получилось. Мы жили в этом городке, готовили оборону городка и здания СБУ и он стал нашим домом».

ЕСЛИ МЫ БУДЕМ ИХ УЩЕМЛЯТЬ, ТО ЧЕМ МЫ ЛУЧШЕ УКРАИНЫ?



Идея референдума родилась именно в палаточном городке спустя примерно две недели его существования. Нужно было двигаться дальше.

«Все, что касалось политики, рождалось в палаточном городке. Не будет правильным и честным говорить, что все идеи рождались в штабной палатке, но именно в городке активистами штаба и нашего русского движения и были аккумулированы большинство идей. Мы собирались активом с разных городов, небольшой группой и так первоначально мы начали разрабатывать планы, что и кому делать и говорить. Именно в палаточном городке, в штабной палатке, что совсем не многие могут знать, мы пришли к мнению, что бюллетень для референдума должен содержать текс на русском и украинском языках, ведь по Конституции Украины (на тот момент действующая Конституция) у нас 2 государственных языка. Во время принятия решения по языкам для бюллетеня, на вопрос нужен ли украинский язык «я всегда отвечал: «Мы не укро-нацисты! Это они запрещают думать, говорить и писать на нашем русском языке, а мы себе такого не позволим, мы не будем повторять их шаги. Если сейчас мы не напишем на двух языках – русском и обязательно украинском, тогда чем мы отличаемся от них!?Если мы будем делать как укро-нацисты, то и мы потом можем так же дойти до их действий, а именно – уничтожать памятники. Чем мы будем лучше их?». Так и родилось у нас в городке двуязычие, которое стало частью нашей Конституции».
«Моя Русская Весна началась задолго до 2014-го», – Олег Попов

ВОЙНА – ЕСТЬ ВОЙНА И ТАМ НУЖНЫ МУЖЧИНЫ!



До полного захвата ГОА Попов Олег оставался комендантом палаточного городка. Затем, когда из здания СБУ представители городов выехали по своим территориям, когда они развернулись по фронту обороны уже Республики, когда начиналась активная фаза боевых действий, для Олега Попова наступил следующий важный этап его жизни.

«Хоть я и был депутатом ВС ЛНР, но я открыто заявил, что война – есть война и там нужны мужчины, таким образом, я твердо для себя решил, что хочу защищать свою Родину. Ни я, ни многие мои товарищи не могли спокойно спать, есть, пить, гулять и отдыхать, когда страдали и погибали люди. Все нормальные мужчины начали расходиться по подразделениям, приезжая в ГОА только в день заседания для принятия каких-то решений, и сразу возвращались обратно. Так началась для меня война с оружием в руках…»
«Моя Русская Весна началась задолго до 2014-го», – Олег Попов
«Когда вся власть Республики размещалась в здании администрации, началось жесткое противостояние на Станице Луганской и дальше, но пока это было на уровне гражданского противостояния с обеих сторон без расстрелов, артиллеристских и танковых боев. А вот когда Украина предпринимала уже первые шаги по военному укреплению границ и военной агрессии, в этот момент я был ещё, конечно, депутатом, но после окончания заседания, не будучи в каком-то военном подразделении, я быстро выбегал вниз и искал товарищей, друзей, которые куда-либо уезжали. Так я попал на один из моих первых таких выходов, где уже практически было первое военное крещение, это был конец мая».

ПЕРВОЕ БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ



Один из товарищей Попова Олега, также депутат первого созыва, получил сообщение по рации о том, что в некоем месте Х происходят определенные события, что, разумеется, слышал и Олег. Этот товарищ, имея в своем личном распоряжении машину, часто ездил из города по различным таким сообщениям, в этот раз его компаньоном стал Олег.

«Я попросил взять меня с собой, он согласился. Так, моей первой отправной точкой как ополченца стала областная больница, на которой был размещен наш блокпост. Там были разные ребята, в том числе десантники, были и в кубанках, ведь казак – это стиль жизни и неудивительно, что казаки в числе первых встали на защиту Родины. Также там стояла БМП и десантники, из которых и был сформирован 3-й Станично-Луганский батальон ополчения «ВДВ-ДШБ». В общем, приехали мы туда, узнали, что прошли уже первые боевые столкновения в аэропорту и одна группа, уходя из аэропорта, сообщила, что дорога на областную больницу перекрыта, а объездная свободная. Уже тогда я загорелся неудержимым желанием защищать свою землю. Как раз группа наших ребят собиралась ехать на объездную к аэропорту, чтобы не допустить выход техники, потому что знали, наших там нет, только враги. Да, этот блокпост не продержался бы долго, но он задержал бы нацистов, пока не подоспело бы подкрепление. Я попросился с ними и меня взяли».

Вместе с участниками «ВДВ-ДШБ» Олег Попов выдвинулся на свое первое боевое задаие. На месте был сформирован блокпост, в лесополосе спрятали машину, окопались. Целые сутки Попов провел на этом блокпосту, выполняя свои обязанности: контроль движения транспорта и людей с направления аэропорта и в сторону аэропорта, проверка на предмет наличия оружия и т.д. во избежание диверсионных работ, подрывов и прочего. Так прошел день, а ночь Олегу Попову запомнилась как одна из самых холодных, ведь спать пришлось на земле.

«Я никогда не сталкивался с тем, что в мае ночью можно стучать зубами. Мы расположились в поле, земля очень быстро остывала. Спасибо моему товарищу, который дал мне бушлат, а я на него ещё смотрел круглыми глазами, мол, зачем он нужен, лето уже почти! Мне не понравилась идея того, что с ним нужно ходить целый день, а на следующий, возможно, придется идти пешком в Луганск, а это не ближний свет, но ночью именно этот бушлат спас от холода».

На следующий день после такой ночевки в поле по Олегу и его товарищу отработал самолет. Самолеты тогда летали часто, да и их маленький отряд был как на ладони. Тогда для Олега Попова наступил первый настоящий боевой опыт принятия на себя огня.

«Я даже не понял, что он отстрелялся. Мы залегли, двигаться нельзя, иначе заметит и откроет огонь, а это не ручной пулемет, а что похуже, сердце уходило в пятки. Когда потом мы встали, земля возле нас была перепахана. А потом ещё в течение дня по нам стреляли военные десантники ВСУ. Пережидали обстрел и возвращались. Единственный минус – у меня не было личного оружия, а я его очень хотел».
«Моя Русская Весна началась задолго до 2014-го», – Олег Попов
Вся история его боевых действий тщательно законспектирована для истории. Как говорит Попов, сегодня мы есть, завтра – нет, а правду знать нужно. Затем прогремел авиаудар 2 июня, после чего Олег отправился на штурм погранчасти, из-за отсутствия оружия он взял с собой лишь охотничье ружье. На тот момент он занимался и законотворческой деятельностью, и военной в свободное время.

«Когда ведут огонь на поражение, а у тебя нет оружия, чувствуешь себя абсолютно беспомощным. Я выстрелил из этого ружья всего несколько раз, понял, что это бесполезно и стал просто всячески помогать. Подавал снаряды для гранатомета на крыше здания, который работал по технике недалеко. На этой крыше погиб, как я потом узнал, один парень от рук снайпера. А снайпер, видимо, профи, подняли кусочек зеркала, через несколько секунд он стреляет точно в него, ошибки были непростительны. Мое любопытство было вышеосторожности, я краем глаза выглянул и увидел, где находится машина со снайпером. Я сказал, где работает машина, гранатометчик обстрелял их позиции на расстоянии около 500м. Мы снялись и ушли. Это был мой второй боевой опыт на квартале Южный».

Каждый раз, когда проходило очередное пленарное заседание Народного Совета, Олег Попов находил ответственных за распределение и вооружение людей и настойчиво просил оружие, ведь многие имеют оружие, но не имеют навыков, а Попов был хорошим стрелком. В очередной раз получив отказ он увидел, как спускается человек с позывным «Омск» из подразделения под Металлистом. Олег Попов своим пламенным стремлением к защите Родины убедил «Омска» взять его с собой, где он и остался до первых минских переговоров и перемирия.

«Когда меня знакомили на месте с другими военнослужащими, они все недоумевали, почему депутат, который должен ходить в белых перчатках, идет на войну. На что я каждый раз отвечал одним и тем же – неинтересно мне пить и есть, спать в теплой постели, когда гибнут мои соотечественники, когда гибнут дети, когда идет война. Вы-то что здесь делаете? Родину защищаете. А я чем хуже? Я тоже готов отдать свою жизнь за мир на своей земле. Это всегда поражало моих собеседников и вместе с тем они полностью получали ответ на свой вопрос.

Мне наконец-то выдали автомат, я обосновался. Это был отдельный взвод диверсионной разведки военной комендатуры ЛНР (ОВДР ВК ЛНР). Он стал моим новым домом. Тогда я четко для себя решил, что полностью ухожу в подразделение, а приезжать в город буду только на пленарные заседания».

В этом подразделении Олег совмещал военную и политическую деятельность, обсуждал с товарищами варианты Конституции, герба и флага, потому что, по его мнению, прежде всего, депутаты работают для народа. Это было неким опросом, на основе которого на пленарных заседаниях Попов отстаивал свою проверенную на людях точку зрения. Изначально в подразделении он был обычным автоматчиком, стрелком, причем вполне успешным. Уже началась слишком активная фаза боевых действий, Олег выезжал посуточно на позиции, держал вахту, а потом был повышен до командира отделения.

«Получая наряды на выезды на позиции, не всегда командир мог выехать вместе с отделением. Но должен же был хоть кто-то взять на себя командование над людьми, а поскольку мой дипломатический опыт был куда выше, чем у остальных, меня стали отправлять с военными в качестве командира. Затем это приобрело официальный характер, и я стал постоянно действующим военным, набирая боевой опыт. Когда пошли большие жертвы, к нам пришли на помощь, скажем, с разных небезразличных государств. Им нужно было передавать опыт нашим ребятам, и с нашего подразделения забрали где-то четверть ребят на переобучение на корректировщиков-разведчиков. Вместе с ними ушла часть командиров. А командовать нужно, поэтому меня назначили командиром, которым я являлся до сентября. Но после объявления перемирия и окончания активных боевых действий я вернулся в депутатскую деятельность. Я мог командовать, но зачем? Как от депутата от меня хоть была польза, а это самое главное, чтобы человек мог быть полезным. Республика строилась не только ведь на фронте».

Так для Олега Попова закончилась война, многие не поняли его решения, но все же приняли. Затем после длительного перерыва из-за разногласий с предыдущей властью Олег пытался заниматься депутатской деятельностью в качестве помощника депутата. Но затем, осенью прошлого года, когда формировался новый состав Народного Совета, он был награжден за свой труд и заслуги перед Республикой. Теперь Олег Попов является председателем комитета Народного Совета ЛНР по вопросам государственной безопасности и обороны, работы правоохранительных органов и судебной системы, законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, успешно выполняющий свои обязанности в законотворческой деятельности. Из солдата и командира он вновь стал успешным дипломатом, который стоит на страже уже не рубежей Республики, но порядка и закона.

«У меня одна цель – хоть в разведке, хоть в Совете, – приносить пользу своему государству. Для меня работа, как армия, если есть приказ – выполняй», – сказал в завершение Олег Попов.

Алексей ЛИТВИНОВ / XXI Век