Путин: Независимо от внешних факторов мы будем поддерживать Донбасс

1-07-2017, 09:19   0

Путин: Независимо от внешних факторов мы будем поддерживать ДонбассТаким обещанием Президента Российской Федерации, по сути, была подытожена в этом году «прямая линия» Владимира Путина с российским народом, продолжавшаяся без малого четыре часа. Правда, сами вопросы о будущности Донбасса так и не были озвучены во время прямого эфира. Их задал корреспондент «Комсомолки» Александр Гамов уже по окончании трансляции, в присутствии большого количества российских и зарубежных журналистов.

ВЫШЛИ ЗА РАМКИ ФОРМАТА


Следует отметить, что пятнадцатую «прямую линию» с Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным организаторы постарались сделать достаточно неожиданной и не похожей на те, которые проходили в течение 14 лет подряд до этого.

Во-первых, задолго до начала эфира начался интерактивный сбор вопросов, причем в этом году к нему подключили новые медиа-площадки. Само общение Президента Российской Федерации с народом транслировали телеканалы «Первый», «Россия 1» и «Россия 24», радиостанции «Маяк», «Вести FM» и «Радио России». В студии, откуда велся эфир, были собраны люди, которые за минувший год так или иначе становились героями самых ярких репортажей корреспондентов «Первого канала» и телеканала «Россия», – они имели непосредственную возможность задать вопрос Владимиру Путину. Кроме того, вопросы от россиян принимали специальный колл-центр – по телефонам горячей линии (в том числе в виде СМС и ММС), интернет-сайты телеканалов и радиостанций, специализированные представительства в соцсетях. В целом за всю программу российский лидер ответил почти на 70 вопросов, заданных тем или иным образом.

Во-вторых, Президент Российской Федерации, известный крайней сдержанностью по отношению к собственной личной жизни, в этот раз был непривычно открытым в этом отношении: в контексте своих ответов он несколько раз упоминал семью, рассказывая достаточно личные подробности.

В-третьих, уже в ходе прямого эфира на экранах все время всплывали те вопросы, которые своему президенту хотели бы задать россияне, – и они были не просто острыми, но порой настолько жесткими, что после «прямой линии» некоторые из комментаторов решили, что Владимира Путина «хотели подставить». Хотя все, как обычно, гораздо проще: Россия в очередной раз продемонстрировала высшую степень того, в отсутствии чего ее так любят обвинять так называемые «западные партнеры». Свободу слова.

УСРЕДНЕННЫЙ ПОРТРЕТ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ НАРОДА


Задать свой вопрос Владимиру Путину можно было как заранее – колл-центр начал работу за две недели до прямого эфира, так и в ходе программы. Принимались как обычные звонки, так СМС и ММС, а также видеозвонки, в том числе через специально созданный сайт (moskva-putinu.ru) или с помощью специального приложения для мобильных устройств, которое называется так же: «Москва – Путину». Кроме того, оставить свой вопрос можно было по электронной почте, в комментариях на сайтах телеканалов или через соцсети – в официальных группах программы. Кстати, впервые в этом году на прямую видеосвязь с главой российского государства можно было выйти с помощью сервиса «OK Live». Обращения принимали до конца эфира. Отметим, что два центральных телеканала транслировали «Прямую линию» с сурдопереводом.

В результате, к началу эфира было уже 2 миллиона разных обращений, в том числе только по телефону – 1 миллион 100 тысяч звонков. Накал не спадал и после начала «Прямой линии»: к концу первого часа в центр по обработке сообщений поступило в общей сложности более двух миллионов вопросов. А в социальных сетях к этому моменту под хештегом «СмотрюЛинию» появились 171 773 комментария. В течение передачи в колл-центре каждую минуту операторы, в среднем, принимали только видеозвонков около 1700. К концу эфира к Владимиру Путину в том или ином виде поступило более 2 миллионов 600 тысяч обращений. В тот момент, как озвучили журналисты, одновременно смотрели эфир и ждали возможности задать свой вопрос еще около тысячи человек, а в «Фейсбуке», «ВКонтакте», в «Инстаграме» и «Твиттере» было опубликовано уже более 300 тысяч комментариев.

И еще одна новинка этой «Прямой линии»: с помощью коммуникационной платформы SN Wall в режиме реального времени можно было отслеживать то, как зрители обсуждают программу в социальных сетях. Поэтому в ходе эфира, а затем уже после его окончания дотошные журналисты могли узнать, кто чаще всего обращается к Президенту Российской Федерации, исходя из половой, возрастной и географической принадлежности.

Итак, по статистике, в ходе эфира оказались активнее женщины. 62% – это именно представительницы прекрасного пола, соответственно, 38% – мужчины. И традиционно для наших широт наибольший напор продемонстрировала, так сказать, «старая гвардия», те, кто родился и прожил большую часть жизни в Советском Союзе. Только 25% дозвонившихся – люди в возрасте от 35 до 55 лет, а 63% – те, кому более 56 лет. Из россиян самыми активными были жители Москвы, Нижегородской области и Красноярского края.

А самое забавное, что, как и обычно все выступления Владимира Путина, этот эфир отслеживали, а потом кинулись подробно обсасывать (утверждая, что «не смотрел, но осуждаю») так называемые «украинские патриоты». По степени цитируемости «Прямой линии» украинский сегмент интернета, если исходить из пропорционального отношения к численности населения, оказался гораздо активнее российского. И как тут не вспомнить расхожую шутку последних лет, что если Порошенко и президент Украины, то Владимир Путин явно возведен в ранг украинского божества, ведь без пресловутой кремлевской руки в этой стране не обходится ни одно событие.

УКРАИНСКИЙ ВОПРОС


Что касается темы, которая непосредственно затрагивает и волнует нас, то в рамках эфира «украинскому вопросу» было уделено втрое больше времени, чем, например, год назад. Например, если судить только по упоминаниям названия государства в речи Владимира Путина, то в предыдущей «Прямой линии» их было 18, а в этом году – 34.

И еще одно новшество, пусть и выглядевшее как «рояль в кустах»: звонок из Киева. Если это и «домашняя заготовка» организаторов эфира, то тем более важно, как именно был сформулирован вопрос и что конкретно на него ответил Владимир Путин. Поэтому приведем их целиком.

Вопрос: «Здравствуйте! Меня зовут Дмитрий, я живу на Украине. Почему вы нас бросили? Ведь на Украине не все сторонники Бандеры и Шухевича. Мы ведь чтим память наших дедов, мы ходим на «Бессмертный полк», так почему же нас российские телеканалы мажут одной краской?»

Владимир Путин: «Спасибо большое за Вашу позицию, за то, что Вы дорожите нашей общей историей. Вы сейчас сказали об участии в акции «Бессмертный полк». Мы это видим и очень высоко ценим, поверьте мне. И я не могу согласиться, что всех мажут одной краской черной. Да мы вообще стараемся никого не мазать никакой черной краской. Но такая избыточная, публичная, что ли, поддержка, мы боимся просто таким образом нанести вам какой-то ущерб и стараемся не вмешиваться во внутриполитические процессы на Украине. Поверьте мне, мы в состоянии оценить Вашу позицию и высоко ее, повторяю еще раз, ценим. Спасибо Вам большое за этот звонок».

Если отбросить словесную шелуху, то суть этого эпизода в том, что Россия не намерена отказываться ни от Украины, ни от поддержки адекватных украинских граждан. И единственный сдерживающий российское руководство фактор – нежелание кому-то из «ватников» навредить, что вполне возможно в нынешнем украинском государстве, когда любой выступающий против Киева автоматически считается, как минимум, «непатриотом», а то и «агентом ФСБ» или личным «пособником Путина».

И еще показательно, что, по сравнению с прошлым годом, Президент России расширил, так сказать, географию «украинского вопроса»: он говорил о поддержке не только Донбасса и даже уже не юго-востока, как годом ранее, но всего украинского народа, подчеркивая историческую и культурную общность. Эта мысль, кстати, немного позже Владимиром Путиным еще раз была озвучена – в комментарии к очередному «перлу» Порошенко: «Как вы знаете, области, которые сегодня считаются Украиной, были просто областями России...»

Подчеркивается и экономическая взаимосвязанность России с Украиной – во время достаточно пространного ответа на вопрос журналиста о Викторе Медведчуке, причем российский лидер начинает его со слов: «Вы знаете, что у нас много друзей на Украине». А далее Владимир Путин, причем со ссылкой на фундаментальные труды украинских националистов, говорит о федерализации как единственном способе сохранения Украины, а также о важности, неизбежности и даже выгодности союза двух государств. Из уст российского президента она подается как позиция истинного украинского патриота: «Он выступает за очень добрые отношения с Россией, если не за союз какой-то, то за экономическую интеграцию. Он говорит о том, что нелепо разрушать те преимущества, которые нам достались из прошлого, имея в виду общую инфраструктуру, общую энергетику, общие финансовые возможности, технологические, кооперацию, что нелепо все это разрушать».

И О ДОНБАССЕ


В отличие от прошлых лет, в этот раз за время передачи Владимиром Путиным ни разу не был назван Донбасс; вскользь упоминалось только о Минских соглашениях. Но зато вся «Прямая линия» в этом году, по сути, была финализирована нашей темой. Ведь она прозвучала сразу же после эфира, когда у журналистов была возможность лишь несколько минут пообщаться с Президентом России. В результате, из девяти вопросов треть (и почти половина отведенного прессе времени) касались Донбасса. Их озвучил корреспондент «Комсомолки» Александра Гамова.

Вопрос: «Владимир Владимирович, я из Донбасса приехал, там люди у меня спрашивали. Я с Иосифом Давыдовичем Кобзоном восьмой раз был. Они говорят: «Спроси у Владимира Владимировича, когда он заберет Донбасс». Потому что там устали. Три года прошло, там стреляют, и люди просто не знают, как быть. Все разрушено».

Владимир Путин: «Да, я знаю. Это трагедия, и очень большая, безусловно. Мы сделаем все для того, чтобы минимизировать тот ущерб, который там имеется. И что я хочу сказать...»

Вопрос: «Сколько там еще людям мучиться?»

Владимир Путин: «Вы знаете нашу позицию в целом, но мы будем делать все для того, чтобы людей там поддержать, вне зависимости ни от каких внешних факторов. Но очень рассчитываем на то, что ума, здравого смысла и ответственного отношения к делу хватит и у сегодняшнего киевского руководства для того, чтобы реализовывать те соглашения, те договоренности, которые были достигнуты в результате достаточно сложной работы, имею в виду прежде всего Минские соглашения».

Вопрос: «Они не работают!»

Владимир Путин: «Но если бы их не было, было бы гораздо хуже. Это совершенно очевидная вещь. Но мы видим, что проблемы там не уменьшаются, а отчасти нарастают. И мы будем анализировать эту ситуацию, для того, чтобы своевременно принять решения, которые будут адекватны складывающейся ситуации».

А что касается будущности Украины, то в этом контексте достаточно обширный по времени эпизод «Прямой линии» по украинскому вопросу наиболее уместно подытожить теми же словами, которые прозвучали от самого Президента Российской Федерации: «И в нашей литературе, и в украинской можно было бы найти много таких ярких и жестких примеров, и можно было бы ответить Петру Алексеевичу, но я не буду этого делать из уважения к украинскому народу, из уважения к нашей общей истории, к нашей общей вере.

Если кто-то хочет быть европейцем, счета сначала пусть свои закроет в офшорных зонах, а потом говорит о благе народа. В этой связи я сейчас вспоминаю только одно, я не воспроизведу точно, дословно, но смысл передам почти один в один.

Тарас Шевченко еще почти 170 лет назад сказал: «Доборолась Украина до самого края, и хуже ляхов распинают ее свои собственные дети». Надеюсь, что когда-то этот период в жизни и в истории Украины и украинского народа закончится».

Подготовила Полина ГЛУЗ
XXI век