Южная Ломоватка: Меж вражеских укрепрайнов

6-02-2018, 15:53   0
Южная Ломоватка: Меж вражеских укрепрайнов

Южная Ломоватка: Меж вражеских укрепрайновЮжная Ломоватка: Меж вражеских укрепрайновЮжная Ломоватка: Меж вражеских укрепрайновЮжная Ломоватка: Меж вражеских укрепрайновЮжная Ломоватка: Меж вражеских укрепрайновЮжная Ломоватка: Меж вражеских укрепрайновЮжная Ломоватка: Меж вражеских укрепрайновЮжная Ломоватка: Меж вражеских укрепрайновЮжная Ломоватка: Меж вражеских укрепрайнов«Если «бух» – то это летело от нас, а если «лязг» – значит, надо было немедля голову прикрывать и прятаться под стеночку», – рассказывает одна из жительниц Южной Ломоватки, выстоявшая вместе с родным поселком в испытаниях на прочность военными событиями. Осенью 2014 года этот населенный пункт, к которому вплотную подступила украинская армия, охватил огненный смерч. Массированные обстрелы карателей стихли только после ликвидации Дебальцевского котла. А одиночные смертоносные «сюрпризы» от оккупантов ломоватчане получали еще на протяжении длительного времени после того, как врагу был нанесен сокрушительный удар. Они и по сей день практически каждую ночь слышат, как на расстоянии всего в несколько километров от Брянки, к которой административно относится Ломоватка, «соблюдают перемирие» укронацисты. В преддверии очередной годовщины зимней военной кампании начала 2015 года наши журналисты побывали в поселке, пообщались с земляками о пережитых в период активных боевых действий ужасах и тех надеждах и чаяниях, которые сегодня помогают местному населению не терять веры в лучшее.

Меж вражеских укрепрайонов
Так сложилось географически, что Южная Ломоватка фактически оказалась зажатой между городами и поселками, в которых каратели оборудовали мощнейшие укрепрайоны. От Попасной населенный пункт отделяют 25 км, от Дебальцево – около 15 км, а от Веселогоровки, в окрестностях которой три года назад земля вставала на дыбы, – всего 7 км. Потому и снаряды на головы ломоватчан сыпались со всех сторон. После подписания очередного перемирия в сентябре 2014 года оккупационные войска тут же стали его нарушать. В начале октября жители Ломоватки впервые прочувствовали мощь вражеского крупнокалиберного оружия. Укронацисты целенаправленно обстреливали мирные населенные пункты, целясь по домам и объектам инфраструктуры, заставляя людей в страхе забиваться в подвалы или бежать от опасности в белый свет, спасая себя и детей, но оставляя в родном поселке сердце. На момент активных боевых действий в Ломоватке оставалось несколько сотен из проживавших здесь в мирное время трех с лишним тысяч людей. Сегодня население по факту составляет порядка полутора тысяч человек. Больше половины жителей по-прежнему не рискуют возвращаться под согревавший их десятилетиями кров. Боль вынужденных беженцев, не решающихся ехать обратно в Ломоватку, можно понять. С одной стороны – невыносимая разлука с отчим краем, воспоминания о котором разрывают душу на части, с другой – понимание того, что от прежнего, довоенного поселка и устроенного в нем быта осталась лишь призрачная тень прошлого. Чтобы в этом убедиться, достаточно беглой экскурсии по Ломоватке, которая прошита снарядами оккупантов вдоль и поперек.

В местном отделе по обеспечению жизнедеятельности нам рассказали, что вражескими бомбежками были серьезно повреждены порядка десяти многоэтажек, стекла вылетели чуть ли не в каждом первом строении. В Южной Ломоватке и подчиненных ей территориально Вергулевке и станции «Ломоватка» пострадали более 75 частных домов. Восстановление жилья продолжается до сих пор. За содействие в нем местные жители глубоко признательны руководству Республики и братской России. Например, по программам «2000» и «2000+» строительные материалы были выданы владельцам порядка полутора десятков разбомбленных домов. К тому же, людям помогли и непосредственно в выполнении ремонтных работ. Бригады специалистов, задействованные по линии временной занятости, качественно и оперативно латали отметины, оставленные на карте поселка беспощадным артиллерийским огнем.

ЖЭУ сохранили, роддом – не удалось
Большую роль в послевоенном благоустройстве Южной Ломоватки сыграли работники местного жилищно-эксплуатационного участка. Его нынешний начальник Алла Владимировна Алферова – человек поистине героический. Сколачивать коллектив ЖЭУ и налаживать работу предприятия ей пришлось «с нуля» и в форс-мажорных обстоятельствах. В результате боевых действий у коммунальщиков не осталось ни здания конторы, ни инвентаря. В условиях полной разрухи и безденежья в ЖЭУ наблюдался серьезный кадровый кризис. Алла Алферова перед таким положением дел рук не опустила, понимая, что обязана сохранить предприятие и помочь землякам наладить жизнь в поселке. В короткий срок ей удалось набрать штат, в котором теперь есть газосварщик, подсобные рабочие, водитель, а также найти и приспособить для работы ЖЭУ временное помещение, организовать деятельность предприятия с максимальной эффективностью при имеющихся возможностях.

Каждое учреждение, которое посельчанам удалось сохранить в войну, для них – будто лучик света в пелене трудностей, поддерживающий в людских душах надежду на стабильность завтрашнего дня, на то, что Ломоватка будет жить. И, наоборот, жгучую боль в сердцах людей вызывает эхо последствий войны, с которыми им оказалось не под силу справиться. Местным тяжело дается рассказ в прошедшем времени о знаменитом поселковом родильном доме, который считался одним из лучших на Луганщине. Сюда стремились попасть даже мамочки из областных и районных центров. Сегодня здание медучреждения, еще недавно олицетворявшее саму жизнь и безграничное счастье, не имеет с этими понятиями ничего общего. Здесь больше не сияют материнские улыбки, не посапывают мирно малыши. Разгромленный укрофашистами роддом смотрится сиротливо, мрачно и пустынно, зияя вылетевшими окнами и нагнетая тягостное чувство копотью обуглившихся стен. Можно только представить, какие чувства испытывает, проходя мимо своего «детища», Нина Клименко. На протяжении многих лет она была здесь заведующей, отстояла роддом в перестройку, когда власти «незалежной», никогда не думавшие о людях, пытались его закрыть. Всю себя Нина Семеновна отдавала работе. Кажется, что понятия «личное время» для нее не существовало. Она жила своим делом, до последнего не покидая врачебный пост. Ломоватку уже бомбили, а медперсонал, оборудовав в подвале убежище на экстренный случай, продолжал помогать появляться на свет новым гражданам Республики, сражающейся за право на жизнь в кровопролитной борьбе. Пару лет назад мне доводилось общаться с военнослужащим, который помогал эвакуировать рожениц из пылающего поселка. Боец рассказывал, что за один день по району роддома прилетело не меньше сотни мин.

Защитники помогли выжить
Разговор о защитниках Республики ломоватчане поддерживают охотно. В самые тяжелые времена герои Народной милиции ЛНР не только стояли за жителей поселка грудью, но и помогали им справляться с насущными социально-бытовыми проблемами. Когда еще не были налажены регулярные выплаты пенсий и социальных пособий, военные делились с местным населением своими пайками, приглашали изможденных ломоватских стариков пообедать в походно-полевой столовой. «Многих наших дедушек и бабушек, которых уже ветер носил, – рассказывают посельчане, – те тарелка супа и кусок хлеба спасали от голодной смерти». После массированных обстрелов бойцы помогали ломоватчанам вывозить битое стекло и шиферное крошево, по возможности выделяли топливо для поселковых нужд.

Как личную трагедию воспринимают в населенном пункте гибель героев Республики, заплативших за ее свободу жизнью. Два года назад на центральной аллее Южной Ломоватки открылся памятный знак павшим в боях за Родину. Здесь посельчане скорбно склоняют головы, отмечая знаковые даты новейшей истории региона, многие страницы которой, увы, написаны кровью. Причем кровью не только военнослужащих, но и мирных граждан, ставших жертвами укронацистов. Местные жители рассказывают, что во время одного из обстрелов тяжелейшее ранение получила пожилая посельчанка. Женщина умерла не от полученных увечий, и все же они, по всей видимости, существенно ускорили ее кончину. До последнего дня несчастную продолжали мучить осколки в голове, которые так и не удалось извлечь. Супружеская пара ломоватчан пострадала от взрывной волны. Отброшенные ею муж и жена получили контузии и травмы различной степени тяжести.

Жуткие события разыгрались в момент одного из обстрелов на окраине поселка. В тот роковой день бригада сотрудников РЭС прибыла в окрестности Ломоватки, чтобы восстановить линии электропередач, поврежденные вражескими обстрелами. Самоотверженные энергетики работали, невзирая на опасность того, что нацисты в любой момент могут открыть огонь. Сделать это каратели не преминули. Взрыв был такой силы, что спецмашину, в которой находились напарники, буквально разворотило. Одного из них выбросило из горящего металлического капкана на несколько метров. Другому повезло меньше. Его изувеченное тело так и осталось недвижимым на водительском сидении. Рассказывая об этой леденящей душу истории, ломоватчане просят поблагодарить на страницах газеты всех, кто с угрозой для жизни обеспечивал им практически бесперебойную подачу электроэнергии и работу сети интернет даже в условиях боевых действий. Глубочайшую признательность посельчане выражают водителям, которые под бомбежками доставляли им хлеб, и шоферам, выходившим в военное время в рискованные, но столь необходимые рейсы до Брянки.

Жизнь ценят по-особому
Общаясь с жителями Ломоватки, мне в очередной раз довелось убедиться, что люди, чьи судьбы побывали в жерновах войны, ценят жизнь во всех ее проявлениях и научены горячо благодарить судьбу за то, что другие считают обыденностью. Недавно в поселок наладили подачу питьевой воды, которую не было возможности качать сюда на протяжении трех с лишним лет. Она появляется в кранах по четыре часа, раз в два дня. При этом на коммунальное благо, которое многие из нас воспринимают как данность, взрослые люди, в том числе и преклонного возраста, реагируют с детским восторгом. Просто поразительно, как в круговороте бед и боли, страха и лишений посельчане не растратили способности позитивно мыслить и на каждое доброе дело откликаться добрым словом. Восхищения достойна та самозабвенная сила, с которой ломоватчане хватаются за житейские радости, пусть пока и условно мирные, ведь фронт по-прежнему близок. Хоть и тревожно на сердце от ночных залпов вражеской артиллерии и «прилетов» в примыкающие к жилому массиву поля, местное население не поддается панике, умеет находить отдушину в череде будничных хлопот и тревог. Поселковый клуб регулярно проводит для земляков мероприятия. В ближайшее время в Ломоватке пройдет торжественный митинг, посвященный очередной годовщине ликвидации Дебальцевского котла. А в конце зимы жители населенного пункта с нетерпением ждут развлекательной программы, приуроченной к масленичным гуляниям. Даже традиционный столб с сюрпризами будет.

До войны на народные гуляния большими шумными компаниями собирались юные ломоватчане. После активных боевых действий поселок стал преимущественно «возрастным», в поисках лучшей доли его покинуло много молодежи и семей с детьми. В местной школе сегодня обучается 60 ребятишек, до 2014 года их было почти в три раза больше. Больше сотни учеников не вернулись на занятия после вынужденных каникул в начале 2015 года. Тогда ломоватская детвора почти три месяца, с января до марта, провела дома, вернее – по большей части в подвалах, из-за возросшей плотности обстрелов. Естественно, многие родители поспешили в это время увезти своих детей от творящегося вокруг кошмара. Жители поселка верят, что как только от Ломоватки отодвинется линия огня, люди, обреченные сейчас скитаться, смогут сюда вернуться, что их малая родина заживет прежней, полнокровной жизнью. Ломоватчане по собственному опыту знают, что власти Республики делают все возможное, чтобы прифронтовая глубинка не стала депрессивной.

Есть надежда на будущее
В будущем посельчане рассчитывают на запуск шахты «Ломоватская», которая сегодня не функционирует из-за подтопления. У предприятия есть перспективы, и оно могло бы еще не один год кормить семьи местных горняков. Вторая надежда населенного пункта – птицефабрика соседнего Червоного Прапора, что на Перевальщине. Она пострадала в ходе боевых действий, но в настоящее время руководство района пытается найти инвестора для ее восстановления и последующего запуска производства.

Верить в лучшее и не падать духом ни при каких обстоятельствах земляков вдохновляет личный пример начальника отдела по обеспечению жизнедеятельности Южно-Ломоватского региона Администрации города Брянка Сергея Николаевича Штепы. Руководитель территории – молодой, инициативный, знающий, в чем в первую очередь нуждаются ломоватчане, ведь и сам живет в поселке. С его деловыми качествами и административным опытом, он мог бы претендовать на престижную работу в руководящей должности где-нибудь в крупном городе, но глава поселка беззаветно предан брянковской земле и намерен ей посвящать все свои начинания.

Даже в условиях военного времени население Ломоватки и местные коммунальщики стараются по мере возможностей поддерживать родные улицы в чистоте и порядке. В поселке регулярно проходят субботники. Сотрудники местного ЖЭУ начинают рассказывать об уборке территории, но разговор все равно съезжает на военную тему. Слишком много связанных с ней воспоминаний хранит память ломоватчан. Весной 2016 года, когда работники местных организаций чистили территорию от палой листвы, чуть не произошла трагедия. Неразорвавшийся боеприпас едва не зацепили граблями. Вовремя заметили опасную «железяку». Сначала участники субботника решили, что перед ними пустая «болванка», но когда та сдетонировала в соседней груде листвы, поняли: только чудом никто не пострадал. В другой раз провидение сохранило жизни посельчан, когда те вывозили из Ломоватки строительный мусор после обстрелов. Тогда удалось без жертв уйти с заминированной дороги. А в период боевых действий в жилом секторе считанные секунды решили судьбу целой семьи. Звук взрыва рядом с домом заставил людей метнуться из кухни в укрытие. Как только они выскочили из комнаты, в ней обрушилась стена, под которой сидели супруги.

Коту повезло быть глухим
Сотрудницы ЖЭУ и отдела по обеспечению жизнедеятельности, которые рассказывали обо всех этих случаях спасения и той опасности, что по пятам ходила за ломоватчанами, и сами неоднократно подвергались смертельному риску. Окна дома одной из моих собеседниц выходят в поле. На другом его конце, буквально в полутора километрах от Ломоватки, разгорелась танковая дуэль между двумя экипажами: наших защитников и укрокарателей. Женщина в это время как раз занималась заготовками на зиму. Глядя, как поливают друг друга снарядами боевые машины, подумала было спуститься в подвал. Но тут же остановила сама себя волевым решением: что б тут ни произошло, не брошу свои помидоры. Так и продолжала наполнять бутыли томатами, наблюдая, как наши бойцы гонят от поселка непрошенных гостей.

Ломоватчанам повезло – вражеские вооруженные силы были в непосредственной близости от населенного пункта, но войти в него так и не смогли. Зато на разведку свои группы присылали. Еще одна участница разговора рассказала, как на остановке перед ней затормозила машина с неизвестными, которые попытались выяснить, где находится ближайший штаб Народной милиции ЛНР. Благо, как раз накануне наши воины обучили местное население, как реагировать на провокационные расспросы. В общем, каратели убрались восвояси несолоно хлебавши.

«Вот бы еще ОБСЕ сюда вылазки прекратило, – не сдерживают эмоций посельчанки. – А то, как только они здесь объявляются, так той же ночью мы до рассвета слушаем канонаду, снаряды где-то совсем рядышком ложатся. Мы им уже открытым текстом заявляли: не ездите к нам больше, толку от вас все равно нет. Вред один! С какими вопросами к ним не обращались, на все один ответ: это ни в нашей компетенции».

Всякий раз, общаясь с подобными горе-миссионерами, ломоватчане убеждаются: менталитет донбасского народа и западных стран настолько разный, что лишь продажная киевская хунта и безумцы с майдана могли этого не замечать, делая шаг на точку невозврата. Вряд ли в Европе, со всеми ее дутыми ценностями, смогут понять, каково это – двое суток не выходить из подвала, одной рукой прижимая детей, а другой – гладя глухого кота, которого как члена семьи тоже притащили спасать в убежище, и радоваться, что хотя бы животное не слышит страстей, творящихся вокруг. Этой историей из жизни поделилась с нами одна из ломоватчанок. Подобные события – за плечами многих жителей прифронтового поселка. Людям хотелось бы перечеркнуть страшные воспоминания, но все мы знаем, к чему приводит историческая «амнезия». Потому о мирном будущем в Ломоватке продолжают мечтать, помня о военном прошлом. Принцип «Прожито – не забыто» для местных жителей столь же важен, как и девиз завтрашнего дня: «Есть испытание – будет преодоление».

Ольга МАЙСКАЯ
Фото Ксении БОЖКОВОЙ,
Николая СИДОРОВА


XXI век