«Они перевезли «Бук» туда, откуда был пуск ракеты» – экс-майор ВСУ о крушении Малазийского Боинга

7-12-2017, 14:00   0

«Они перевезли «Бук» туда, откуда был пуск ракеты» – экс-майор ВСУ о крушении Малазийского БоингаТелеканал «Звезда» опубликовал полную расшифровку эксклюзивного интервью с бывшим офицером вооруженных сил Украины Юрием Батуриным, который был свидетелем событий, связанных с крушением Boeing MH17 в Донбассе 17 июля 2014 года.

Напомним, пассажирский самолет Boeing 777 компании Malaysia Airlines, выполнявший рейс MH17 из Амстердама в Куала-Лумпур, разбился 17 июля 2014 года на территории Донецкой Народной Республики. В результате крушения погибли 298 человек.

Офицер Юрий Батурин в июле 2014 года занимал должность начальника командного пункта воинской части А-1215 зенитно-ракетных войск вооруженных сил Украины под Харьковом и получал всю информацию о воздушной обстановке в данном регионе. По его словам, перед тем, как Boeing исчез с локаторов, он изменил маршрут своего полёта по согласованию с гражданскими диспетчерами. А через несколько дней в часть, где служил Батурин, прибыли военнослужащие ВСУ, которые перебазировали ЗРК «Бук».

В разговорах они сообщили, что доставляли зенитно-ракетные комплексы в село Зарощенское – а это зона действия, откуда, вероятнее всего, мог быть поражен лайнер MH17 согласно исследованию, проведенному концерном «Алмаз-Антей».

В эксклюзивном интервью обозревателю телеканала «Звезда» Батурин впервые подробно рассказал о тех событиях, после которых он решил уволиться из ВСУ и переехать в Россию.

Алексей Самолётов: Я очень благодарен Вам за то, что Вы согласились на это интервью. Рядом со мной – Юрий Батурин, который сказал, что он был свидетелем того, что произошло с рейсом MH-17. Кем Вы были на Украине, как там оказались, чем Вы занимались там?

Юрий Батурин: История традиционная для многих семей, которые оказались на постсоветском пространстве. Папа – офицер, мама – воспитатель. Служили в Сибири, я там родился, в г. Красноярск-26. С выходом на пенсию родители переехали в г. Харьков, где застали распад Советского Союза и где я уже закончил школу, поступил в военный университет и остался служить в г.Харькове в воинской части А-1215.

Самолётов: Кем Вы были в тот момент на Украине? Какова была Ваша должность?

Батурин: Моя должность на тот момент называлась «Начальник командного пункта воинской части А-1215». Зенитно-ракетные войска.

Самолётов: Как Вы получили информацию, о которой, собственно говоря, мы сегодня и ведём с Вами речь? И Вы на своей должности имели доступ к средствам воздушного контроля?

Батурин: Да, являясь начальником командного пункта, я получал всю информацию о воздушной обстановке в данном регионе.

Самолётов: То есть Вы видели на своих мониторах все самолёты, которые ходили в тот момент?

Батурин: Военнослужащие, точно так же как и гражданские диспетчера, ведут всю авиацию, которая находится в воздухе, как гражданскую, так и боевую.

Самолётов: То есть Вы лично видели «Боинг», да?

Батурин: Правильно, лично.

Самолётов: Он шёл на эшелоне. Потом, вдруг его перевели с одного эшелона на другой эшелон?

Батурин: «Боинг», о котором идёт речь, внимания не привлёк по той простой причине, что полётная зона закрыта на тот момент не была. Там летали все, гражданские, военные суда абсолютной без всяких ограничений. А то, что «Боинг» каким-то чудесным образом изменил маршрут своего полёта по согласованию с гражданскими диспетчерами, этот факт да, действительно имел место. И я, как и любой человек, который имел возможность посмотреть на индикатор и наблюдал это лично.

Самолётов: Когда Вы обратили внимание на то, что произошло с «Боингом»?

Батурин: Внимание обращали на все самолёты, которые летали над зоной боевых действий, потому что, с моей точки зрения, это нонсенс. А внимание обратили ровно в тот момент, когда самолёт пропал с индикаторов. Была отметка, нет отметки. И это привлекает внимание.

Самолётов: Вы обращаете внимание, что метка пропадает с экранов радара, но по одной из версий, которую мы слышали, «Боинг» сопровождал второй самолёт. Был ли этот самолёт?

Батурин: То, что видели мы, пользуясь вторичной радиолокационной информацией, содержало информацию только о гражданском лайнере. Информации о каком-либо боевом или гражданском судне, которое сопровождало судно MH-17, мы не располагали.

Самолётов: Итак. Вот пропадает метка с экранов. Вы можете понять, почему это произошло?

Батурин: Напрашиваются два варианта. Вариант №1 – самолёт сбит с земли зенитной управляемой ракетой. Либо самолёт потерпел крушение по техническим причинам. Исходя из того, как события развивались дальше, а дальше последовало прибытие на территорию моего командного пункта, который я возглавлял, колонны порядка 6-7 машин тягачей.

Самолётов: Когда это произошло?

Батурин: Это произошло через несколько дней после крушения Боинга. В разговоре с водителями я узнал, что военнослужащие занимались перебазированием техники 156-го зенитно-ракетного полка в район села Зарощенское. Почему они остановились на территории моего командного пункта? Потому что это удобная транспортная развязка и территория, на которой есть возможность маневрировать габаритным машинам. Они заехали ко мне, как к удобной транзитной точке, чтобы привести технику в порядок, где-то что-то обслужить, самим немножко отдохнуть и двинуться дальше. Из разговора с этими военнослужащими стало понятно, что в селе Зарощенском находился ЗРК «Бук» 156-го зенитно-ракетного полка.

Самолётов: 156-й зенитно-ракетный полк – это военнослужащие Украины?

Батурин: Это военнослужащие Украины.

Самолётов: «Бук», вот про который мы с Вами говорим, он был в составе колонны?

Батурин: Он был как та единица, которую транспортировали, перевезли в точку стояния.

Самолётов: Соответственно, мы можем говорить о том, что метка на экране радара пропадает ровно по траектории пуска в Зарощенском? Или я что-то неправильно понял? Вот Вы как профессионал.

Батурин: Метка на экране радара пропадает в зоне действия зенитной управляемой ракеты зенитно-ракетного комплекса «Бук» в зоне действия, в которую входит точка стояния «село Зарощенское».

Самолётов: То есть в этом разговоре, который тогда уже возник через несколько дней после катастрофы, стало понятно, откуда была запущена ракета?

Батурин: Давайте я Вам поясню. Сбили «Боинг», все ходят, обсуждают. Тут приезжают эти товарищи. Колонна эта – МАЗы такие с платформами. Я получаю распоряжение, что вот у тебя там остановится колонна. Ну, ради Бога. Получил, выполнил. Всё легко и просто. Они приехали. Там контрактники вот такие вот (стучит по дереву). Ходишь с ними вечером разговариваешь: «Ребята, чего, как, кого возили? Где были, чего видели, что слышали?». «Да вот там «Бук» перевезли». «Куда перевезли?» «Туда перевезли». «Ох, интересно!»

Самолётов: Возвращаемся к мелким подробностям. О чём Вам говорили те водители машин, которые были в составе колонны?

Батурин: Они особо не компетентны в этом вопросе. И то, что интересное я от них узнал, что они делали, кого они перевезли и куда перевезли. В ту точку стояния, которая ориентировочно была местом пуска по рейсу MH-17.

Самолётов: То есть они говорили о Зарощенском, о том, что там был «Бук» и о том, что они его транспортировали?

Батурин: Абсолютно правильно.

Самолётов: То есть вот именно тогда пазл и сложился?

Батурин: Именно тогда всё стало понятно. Именно тогда всё стало на свои места. Именно тогда стало стыдно, больно, тяжело. Именно тогда созрело решение увольняться, переезжать. СМИ всего мира практически в одно время, практически одними и теми же словами трубят о том, что Россия сбила гражданский самолёт, и тут же приезжает колонна, которая занималась перебазированием. Выводы не сделает только глупец.

Самолётов: Вы не могли фиксировать пуск с земли?

Батурин: Мы не могли фиксировать пуск с земли.

Самолётов: Но почему Вы, именно Вы согласились назвать истинную причину того, что произошло?

Батурин: Совершенно точно не исходя из какой-то своей уникальности, а только потому, что у любого офицера такие понятия как честь и совесть должны находиться на первом месте. Просто выполнил свой долг.

Самолётов: Вы понимаете, что вот то, о чём Вы сейчас говорили, де-факто очень большая проблема для Вас на той же самой территории Украины?

Батурин: Именно поэтому я нахожусь здесь.

Самолётов: Вы фактически сейчас предъявляете колоссальную совершенно претензию киевским властям, говоря о том, что всё-таки это сделали они. И вы отвечаете за каждое сказанное Вами слово.

Батурин: Я отвечаю за каждое сказанное мной слово, рассказываю всему миру о том, что знаю.

Самолётов: Я так понимаю, что сегодня Вы уже в отставке? Вы уволены? Де-факто.

Батурин: Я бы сказал «уволился».

Самолётов: Уволились?

Батурин: Самостоятельно.

Самолётов: Почему?

Батурин: По моральным принципам. Каждый для себя выбирает... Почему... Можно ответить так. У меня есть два деда, которые оба принимали участие в ВОВ против фашизма. И то, что происходит, происходило, сейчас происходит, вероятно в ближайшем будущем будет происходить по-другому как разгул нацизма, фашизма назвать нельзя. Люди, у которых есть какие-то моральные принципы с этим мириться тяжело. У меня, к сожалению или к счастью, с этим смириться не получилось. Вот я сделал такой выбор.

XXI век