Корниевский: СБУ – это Сбербанк Украины

24-05-2017, 11:09   0

Корниевский: СБУ – это Сбербанк Украины В период «Русской весны» киевское правительство зачислило многих защитников Луганщины в террористы и начало в их отношении уголовное преследование. Туда попали ополченцы, правоохранители, общественные деятели, журналисты и простые, ни в чем не повинные люди. Аркадий Корниевский – потомственный чекист, до войны не один год отслужил в службе безопасности Украины. Разочаровавшись в украинской разведке он ушел на вольные хлеба – заниматься адвокатской практикой. Он стоял у истоков правоохранительной системы Республики, воевал в Дебальцево, где получил осколочное ранение руки. После многомесячного лечения пошел работать в органы прокуратуры ЛНР. Еще в 2014 году Украина завела на него уголовное дело, обвинив в терроризме. О жизненном пути истинного правоохранителя читайте в нашем материале.

Когда я вошел в кабинет, то меня впечатлил рабочий стол, за которым сидел мужчина в синей выглаженной форме. Абсолютный порядок – бумаги сложены аккуратно, все находится на расстоянии вытянутой руки, чтобы можно было быстро взять необходимый документ и в краткие сроки изучить его. Было видно, что человек любит порядок во всем.


– Знакомься, Аркадий Юрьевич Корниевский – бывший сотрудник СБУ, ныне работает у нас, – представил мне моего собеседника один из сотрудников Генпрокуратуры ЛНР.

Сразу после университетской скамьи Корниевский начал службу в управлении СБУ Луганской области в следственном отделе. За небольшой промежуток времени он смог дослужиться до должности старшего следователя по особо важным делам, а в дальнейшем перевелся в главный отдел по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, более известного, как подразделение госбезопасности под аббревиатурой «К». Там Аркадий отработал около 4-х лет, а в 2004 году, разочаровавшись в СБУ, ушел из органов государственной безопасности.

– Оказалось, что это не служба безопасности Украины, а Сбербанк Украины. Везде наблюдался самый настоящий сбор денег. У меня на глазах происходило «крышевание», взяточничество. Меня «били по рукам» и не давали доводить до конца многие уголовные дела. Многие сотрудники имели очень хороший процент от фигурантов этих дел, – объясняет свой уход Аркадий Корниевский.

В качестве примера он привел один вопиющий случай, связанный с усыновлением украинских детей иностранными гражданами.

Он подчеркивает, что отдел «К» не занимался борьбой с контрабандой, а занимался самой контрабандой.

– Когда заходило пару килограмм героина, то из 2 кг находили максимум 0,27 грамма героина. Видимо остальное «растворилось в воздухе», – говорит Аркадий. – У меня дедушка чекист, я сам пришел в ЧК, а оказалось, что это не ЧК, а Сбербанк Украины. «Крышевание» бизнеса, получение взяток – это не работа чекиста, а работа какого-то коммерсанта. Ведь если ты пришел в госслужбу, то про коммерцию надо забыть. Хочешь заниматься коммерцией, то милости просим на гражданку.

После – частной адвокатской практикой в составе Донецкой коллегии адвокатов, чем прозанимался до 2014 года. В мае 2014 году Корниевский не бежал с Республики, а непосредственно принимал участие в становлении правоохранительных органов нашей новой и молодой страны, за что Генпрокуратура Украины завела на него уголовное дело.

– С конца мая, начала июня 2014 года я уже находился в должности начальника следственного отдела при Министерстве обороны ЛНР, – рассказывает Аркадий. – Мы тогда по факту были единственным правоохранительным органом. Милиция на тот момент была деморализована, некоторые из них разъехались.

Свое решение остаться в ЛНР он объясняет просто – остаться было необходимо, а окончательное решение он принял после событий 2 мая в Одессе, когда украинские радикалы разрушили палаточный городок и осуществили поджог Дома профсоюзов, в котором спрятались представители антимайдана. По официальным данным, жертвами трагедии стали 48 человек, более 250 пострадали.

– Я остался потому, что надо было остаться. Окончательно меня сломала Одесса. Да и вообще, что случится то, что сейчас происходит на Донбассе, было понятно еще в 2004 году. Когда я работал в СБУ, то все знали, что Александр Турчинов был иностранным агентом. В его ряды можно смело записывать Ющенко, Наливайченко и других. В итоге все эти иностранные агенты пришли к тотальной власти. Турчинов, например, стал «свадебным генералом». Он что-то говорит, люди его слушают, его ставят на должность. Госдеп же не может поставить какого-то своего Билла Джонса, – отметил Аркадий Корниевский.

Он подчеркивает, что в целом ситуация на Майдане в Киеве напоминала ему скорее цирк, чем революцию.

– Когда молодежь в розовых очках вышла вдруг против коррупции, то мне было смешно. Будто бы до этого ее не было, будто при Ющенко не убивали бизнес. И коррупция была уже в начале 2000-х. И вот вдруг молодежь не выдержала и вышла на улицу. Причем заверяют, что это произошло по их инициативе. Только вдумайтесь, вот как в это можно поверить? Так и представляю, как студенту в голову ударяет мысль: «Ребята, давайте выйдем на площадь, на Майдан, будем бороться с коррупцией». Честно, думал, что они просто отработают свои деньги и разойдутся, максимум повториться ситуация 2004 года. Но когда появились Турчинов, Тимошенко и вся остальная шайка-лейка, то все стало на свои места окончательно. А тут еще и Нуланд приходит со своими «печеньками». И вот смотришь, и не просто видишь американский след, а видишь, насколько они там наследили, – сказал Аркадий Корниевский.

Он добавил, что уже только после тотального вмешательства США на Майдане начались расстрелы, применения коктейлей Молотова и другие известные метода проведения «цветных революций».

– И вроде бы, я тогда был адвокатом. Куда хотел бы, туда бы и уехал, хоть в Россию. Но когда увидел, что случилось в Одессе, то понял, что здесь у нас будет гораздо хуже. А в нашем регионе гораздо больше русскоязычного населения и связи с РФ прочнее. Поэтому, когда я увидел, что бандеровцы пришли к власти, то у меня реакция была жесткой и очевидной. У меня дедушка воевал. Он сначала был сотником у Григория Котовского, потом воевал в НКВД с басмачами. В Великой Отечественной войне был тяжело ранен. И вот представьте, что мне рассказывают о том, какой Бандера хороший парень. Естественно я этого не принял, и так сделала основная масса, – рассказал Корниевский.

В итоге наш герой стал активным участником «Русской весны».

– Тогда Украина убрала отсюда весь силовой блок и все правоохранительные органы. Делалась это для того, чтобы утопить Луганщины в крови. Когда я был начальником следствия при Министерстве обороны ЛНР, то нам поступало много информации о том, что на Западной Украине освобождают преступников, в том числе и осужденных за тяжкие преступления, если они согласятся участвовать в так называемой АТО. Таких людей сюда направляли для ведения диверсионной деятельности или банальных грабежей, убийств мирного населения. Такие люди были, и их было много! – утверждает Корниевский.

В целом, в задачи следственного отдела при Министерстве обороны ЛНР тогда входило выявление и пресечение преступлений всех видов. Также входила разработка оперативных информаций. Работали следователи чаще всего по выявлению диверсантов. Тогда они их задержали достаточно много. Огромное количество из них были обменяны на наших ребят, которых задерживали со стороны Украины.

– Был у нас один момент, когда на территорию ЛНР попали даже не диверсанты, а ВСУшники. Двух молодых людей, проходящих срочную службу в украинкой армии, направляют в отпуск в Луганск. Естественно мы сразу поняли, что тут что-то не так. Начали разбирать и выяснили много интересных моментов. Один из них дает признательные показания о том, что сюда направили около 200-300 человек с целью видения подрывной деятельности. Сначала направили партию, в которую входило до 100 человек. В этой партии было несколько человек, которые были настоящими диверсантом и растворяются в ЛНР, а остальные – отпускники. Основную массу мы задерживали и опрашивали их. В итоге выяснилось, что в этой толпе были и диверсанты, которых совсем не в отпуск сюда отправили. ДРГ составляла человек 6-7, но она была не одна. Так сюда были запущены несколько таких групп, – рассказал случай из практики Аркадий Корниевский.

Он подчеркивает, что в данном случае у украинских властей был расчет на не профессионализм сторонников ЛНР. Однако, они слишком недооценили наших следователей.

– Это веяние было навязано с украинских так называемых СМИ. Даже командование думало, что здесь нет нормальных людей. А оказалось совсем наоборот. К примеру, у меня в отделе первоначально были бывшие следователи, имеющие за своими плечами опыт. Потом уже пришли ребята, которые имели по 15 лет оперативного стажа, бывшие контрразведчики, криминальные поисковики и еще целый ряд людей. Так мы и создали профессиональную команду. Подбирались люди со следственным образованием и прочими профессиональными навыками, – поделился Корниевский.

Практически сразу после создания следственного отдела правоохранители молодой Республики завели «Белую книгу», куда фиксировали все преступления со стороны вооруженных сил Украины и националистических батальонов.

– Со старта мы создали Белую книгу, в которую направляли информацию об обстрелах и иных преступлениях ВСУ и националистических батальонов, проводили фото и видео фиксацию, – рассказывает о своей работе Аркадий.

Принимал он участие и в боевых действиях. Отдел Корниевского воевал и на Металлисте и в Вергунке. Также участвовал и в Дебальцевской операции.

– У меня была штурмовая группа из семи человек. Мы одни из первых заходили в Чернухино, через старый мост. Все вернулись оттуда живыми, я только ранение получил. Со мной и мой сын Дебальцево прошел, – сухо рассказывает Корниевский.

После ранения он около семи месяцев пролежал в больнице. Уже в октябре 2015 года Аркадий пришел работать в органы прокуратуры.

– Сейчас являюсь прокурором отдела по надзору за соблюдением закона при проведении предварительного следствия следователями прокуратуры следственного Управления, – рассказал он. – Сейчас занимаемся рассмотрением уголовных дел перед их направлением в суд. Затем поддерживаю государственное обвинение. Дел сейчас хватает. Лично я поддерживал обвинение и в Красном Луче, и в Ровеньках, и в Стаханове, Свердловске. Некоторые моменты, которые являются еще отголосками 2014-2015 годов. Некоторые вещи связанные, с иными преступлением. К примеру, сейчас Артемовским районным судом рассматривается дело, которое тянется еще с 2014 года по факту похищения людей. Рассматривается оно уже давно, дело сложное. Вот эти недопустимые моменты в основном совершали тогда, когда законы не работали. Тем не менее, это все было выявлено и сейчас пресекается. Ряд материалов в нем присутствует, которые подготавливал еще наш следственный отдел при Минобороне ЛНР.

Аркадий Корниевский подчеркивает, что нынешняя правоохранительная система Республики имеет значительные отличия от украинской.

– Нынешним положением дел в стране я доволен. Если взять тоже СБУ и, к примеру, МГБ, то видны колоссальные отличия. Если СБУ – это Сбербанк Украины, то наша госбезопасность демонстрирует неплохие результаты: задерживает диверсантов и прочее. Если взять прокуратуру, то здесь люди реально пытаются развивать правоохранительную систему, создавать что-то новое. Сейчас ведь есть уникальная возможность создать и внедрить что-то новое. Даже на сегодняшний день есть случаи, когда с минимальными силами решаются максимальные вопросы. По большому-то счету, то прокурорского состава у нас мало. До войны их было больше. У нас вот в прокуратуре создан сводный отряд, я в нем состою. Так что и сейчас готов встать на защиту Родины, – заявил он.

Артем ПОРВИН
XXI век